Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:10:36

Транскрипция к видео

Итак, давайте рассмотрим ситуацию в Греции, чтобы оценить возможные перспективы развития событий. Как мы узнали из предыдущего видео, в Греции расходы значительно превышали доходы от налоговых сборов, что привело к дефициту. Год за годом дефицит рос, а государственный долг – увеличивался. И что еще хуже, Греция в течение многих лет пыталась скрыть это при помощи неких бухгалтерских махинаций, так как у ЦБ Евросоюза есть определенные правила касательно возможных размеров долга. Эти правила пытались обойти, старались выглядеть платежеспособными, чтобы иметь возможность здесь и сейчас получить деньги на покрытие расходов. Но в последние несколько лет все всплыло на поверхность, эти махинации были раскрыты. Когда все обнаружилось, многие осознали сомнительность этих действий. И в итоге ноша государственного долга оказалась гораздо тяжелее, чем все думали. Действия, которые Греция предпринимала, чтобы уклониться от исполнения своих обязательств и остаться открытой для рынка, и непомерно возросший долг заставили задуматься, способна ли вообще эта страна ответить по своим обязательствам. Это вопрос доверия, доверия инвесторов. Когда я говорю об инвесторах, я имею в виду тех, кто вкладывался в греческие облигации. На деле Греция начала терять доверие своих кредиторов, и они стали ожидать процентных ставок повыше. Итак, от правительства Греции ожидали все более высоких процентов по долгу, и это лишь усугубило ситуацию. Ведь стало необходимо не только тратиться на выполнение обязательств перед своими гражданами, теперь еще необходимы выплаты по уже накопившемся долгам. Для поддержания трат на прежнем уровне берутся новые займы, общий размер задолженности растет. Все это лишь подкидывает угля в топку долговых проблем. В последнем видео мы рассматривали несколько вариантов решения этого вопроса. В частности, мы говорили о режиме жесткой экономии. Что можно сказать о ситуации, когда вы бросаете все силы, на увеличение доходов или сокращение расходов? На практике все начинает вращаться вокруг затрат. Что же произойдет, если сократить расходы самым жестким образом, взять и отсечь все лишнее? Такой способ породит ряд новых трудностей, о которых мы уже говорили. Во-первых, это решение будет в высшей степени непопулярным среди населения. Но самая серьезная проблема – это экономический спад, который и так уже наблюдается, а меры по сокращению расходов лишь усугубляют его. Честно говоря, это совершенно непопулярное решение. Такие способы никогда не бывают популярны среди населения. И все же эти меры были приняты и применяются по сей день, в 2012 году. Сейчас такие меры менее популярны, чем когда-либо, поскольку Греция уже прошла по нескольким кругам режима жесткой экономии. Эта проблема – уже не новость. Греция могла бы пойти по пути выхода из кризиса при помощи дотаций. И позже я расскажу, что такое дотации. Еще одним составляющим этого уравнения будут кредиторы, которые говорят: «Послушайте, раз мы собираемся ссудить вас деньгами, и вы будете использовать нашу помощь либо средства налогоплательщиков, для наилучшего эффекта стоит урезать расходы». Но каждый новый круг мер жесткой экономии, лишь усугубляет экономический упадок страны. Создается ощущение, что так и случится. Если правительство снижает объем затрат, экономические процессы страны замедляются. Вы можете спросить, почему Греция попросту не может перестать выплачивать долги? Почему бы не отказаться от выполнения долговых обязательств, мотивируя тем, что мы ведь государство, так что, инвесторы, нам очень жаль, что вы столько потеряли, но платить мы больше не будем. Проблема в том, что в их ситуации расходы превышают доходы, а все их долги – в евро. У них нет собственной валюты. Понятно, что если перестать платить долги, кредиторы не обрадуются и уж точно перестанут давать деньги на нужды Греции. Так как займы рассчитываются в евро, Греция уже не сможет тратить евро как раньше. А ведь речь идет о выплате пенсий, пособий по безработице. Все эти внутренние обязательства выплачиваются в евро. Если они перестанут платить долги, то уже не смогут занять денег для этих выплат. И Греция очень быстро свалится в нищету, потому что не будет денег даже на эти траты. Все это может произойти быстро и принести радикальные последствия, вплоть до свержения правительства. Так что это не лучший выход сейчас. Давайте рассмотрим другой, наиболее вероятный для Греции путь. Подумаем, что могла бы сделать Греция, если бы она не зависела от евро, если бы у нее была собственная валюта. Давайте вспомним, чисто теоретически, что до вступления в Евросоюз у Греции была собственная валюта – драхма. Теперь давайте подумаем, что можно сделать в текущей ситуации, имея собственную валюту. Сейчас трудно говорить со всей определенностью, поскольку исторически уже сложилось так, что Греция, как часть Еврозоны, могла делать займы по льготным тарифам. Но давайте задумаемся, как могла бы сложиться эта ситуация, если бы такой возможности не было, если бы в Греции был свой ЦБ. Рассмотрим это как одно из положений предыдущего видео. Внесу сразу ясность: предположение о том, что было бы при наличии у Греции собственного ЦБ – абсолютно гипотетическое, в реальности такого нет. Во всех странах Еврозоны используются евро, напечатанные в Европейском ЦБ, не относящемся к какой-либо конкретной стране. Но давайте предположим, чисто теоретически, что у Греции есть свой ЦБ. Итак, греческий ЦБ печатает свою собственную валюту, назовем ее «новая драхма». Таким образом, в текущей ситуации, можно просто начать печатать драхмы, чтобы купить на них государственные облигации. Так что теперь греческий ЦБ может скупать государственные облигации. А по сути он просто печатает деньги. Получается, что когда ЦБ покупает государственные облигации, он одалживает деньги правительству. Правительство получает возможность погасить внутренние задолженности. Государство теперь может оплачивать таким образом все виды имеющихся долгов, это очень удобно. По сути, одна часть правительства либо организация, ложно ассоциируемая с правительством, печатает деньги и дает их в долг правительству, чтобы то могло погасить свои задолженности. Сразу может возникнуть вопрос: если волей-неволей приходится печатать большое количество денег, не приведет ли это к инфляции? Ответ прост: вероятно, так и случится. Но на самом деле, это может стать неплохим решением для той трудной и запутанной ситуации, в которой оказалась Греция. Во-первых, инфляция может оказаться вовсе не такой уж страшной. Сегодня страна переживает серьезный экономический упадок, что дает дополнительную емкость экономики. Можно даже сказать, это создает некую ценовую подушку безопасности. В целом темпы инфляции будут не такими уж впечатляющими. Не будет ни серьезного спада, ни серьезного подъема. Некоторые опасения может вызвать ситуация гиперинфляции. Наверняка правительство хотело бы иметь приемлемый уровень инфляции. Вряд ли им захочется увидеть 100% или 1000%, а вот 10%, 20% или 30% годовой инфляции может быть вполне приемлемым. Вспомним, что долги этой воображаемой Греции также будут не в евро, а в драхмах. Только представьте себе это. Давайте внимательней рассмотрим такую воображаемую Грецию. Я буду использовать условные цифры, и буду немного упрощать, чтобы вам было легче понять, о чем идет речь. Итак, возьмем нашу воображаемую Грецию (это может быть как Греция, так и любая другая страна). Причем, ее ВВП равняется 100 условных единиц, Пусть ее ВВП равняется 100 млрд драхм. Примем их внутренние обязательства (речь о ежегодных выплатах) равными 10 млрд в драхмах. Это не соответствует реальности, в данный момент все долги Греции считаются в евро. Здесь есть о чем еще подумать, Ведь есть еще общий объем долга Примем общую сумму долга равной 150-ти млрд в их валюте. Если начался рост цен, предположим, что они будут расти в течение нескольких лет. Так и образуется инфляция. Теперь представим, что есть 100% инфляции в течение нескольких лет. Но при этом реальное количество ВВП остается прежним. И это уже больше, чем просто мысленный эксперимент. С одной стороны, мы имеем 100% инфляции, но с другой стороны, количество производимого товара осталось прежним, и номинальная стоимость ВВП теперь будет равняться 200 млрд. Осталось прежнее количество товаров и услуг, но все подорожало вдвое, так что теперь все это оценивается в 200 млрд. Если инфляция сдерживается, стоимость услуг и товаров будет по-прежнему составлять 100 млрд. У инфляции есть свои плюсы, хотя она очень редко используется со всоей положительной стороны. Для Греции положительная сторона заключается в том, что ее внутренние обязательства по-прежнему равны 10-ти млрд. Теперь надо сообщить гражданам, что вы собираетесь выплатить им 10 млрд, как и раньше, несмотря на то, что покупательная способность этих 10 млрд уменьшилась вдвое. С политической точки зрения это гораздо разумнее, чем внезапно сообщить людям, что их пенсии урезаны вдвое, это было бы политическим самоубийством. Если не учитывать инфляцию, создается впечатление, что вы платите столько же, сколько и раньше, вот только купить теперь можно меньше. И все же это более жизнеспособный путь. То же самое будет верно для внешних долговых обязательств, ведь они не соизмерялись с инфляцией, и все еще составляют 150 млрд. Но в процентном отношении к ВВП долг уменьшился вдвое, как и выплаты по внутренним обязательствам. Так что это действительно жизнеспособное решение. Уход от долгов при помощи инфляции может стать лучшим выходом для правительства в той ситуации, которую мы сейчас моделируем. На этом я вас покину. У вас теперь есть о чем подумать. Позже мы поговорим о том, какие действия в этом направлении Греция может совершить в реальности. Важнее понять, почему так напуган весь окружающий мир? Вы можете подумать об этом уже сейчас. Все это – Греция. Это относительно небольшая страна. Почему же тогда вся Еврозона так напугана? Почему люди рассматривают спасение Греции, как предотвращение неких безумных событий? И какое влияние окажет все это на мировой рынок? На этом я попрощаюсь с вами, чтобы у вас была возможность поразмыслить об этом самостоятельно. Subtitles by the Amara.org community