If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:12:58

Транскрипция к видео

В последней паре сюжетов я приводил пример открытия фабрики кексов, я был самым богатым, дела у меня шли так хорошо, что появились конкуренты. Затем Имран, мой сын, тоже открыл свою фабрику кексов. Забрав мою долю бизнеса, в итоге он установил цену на кексы в 2 доллара 90 центов. Насколько я помню, в предыдущем сюжете мы говорили о 500 000 проданных им кексов. Он получил огромную рентабельность по своему активу. По-моему, около 20%. Забрал мою долю рынка, а я разорился. Полагаю, изначально я брал за кексы что-то около 3 долларов. Я начинал с продаж всего 250 000, рентабельность фактически упала до 0. Я был на грани безубыточности. В конце предыдущего сюжета, как не слишком честный бизнесмен, я просто поднял цены. Потому что есть группа покупателей, им нравится то, как я обслуживаю их или, может, они живут немного ближе к моей фабрике кексов или пекарне — назовите это, как хотите. В общем, я поднял цены. Я получил немного прибыли, и из-за этого, потерял пару покупателей, потому что они готовы были съездить подальше. Но всё равно я получаю хорошую прибыль. Это небольшое увеличение, и со временем всё больше людей понимают, что Имран берёт за кексы гораздо меньше. И мой поток доходов начинает снижаться, потому что ко мне приходит всё меньше потребителей, людей, желающих купить мои кексы. Это не может длиться вечно. Имран вышел на рынок. Насколько я помню, Имран продавал, 500 000 кексов, верно? Он получает отличную прибыль. Я получаю ничтожную прибыль. Я зарабатываю всего 40 000 долларов в год, а он — 300 000 долларов в год. Нужно догнать его. Я снижаю цены, получая какую-то часть его бизнеса, плюс появятся другие люди, которые начнут покупать кексы. Это не деление постоянного объёма, когда если я выигрываю, кто-то проигрывает ровно на ту же сумму. Снижая цены, я забираю часть бизнеса Имрана. Но могут появиться люди, которые, может быть, предпочитали что-то более питательное, чем кексы, а теперь покупают кексы, чтобы удовлетворить свои потребности в сахаре и, может быть, жирах, а в случае моих кексов, ещё и в никотине. Я назначаю цены ниже, чем у Имрана, и понимаю, что стратегия повышения была неразумной. Снижаю свою цену до 2 долларов 70 центов, и по этой цене могу продать, 400 000 кексов. Итак, за эту цену продам 400 000. Я отобрал часть бизнеса у Имрана. Моя цена не намного, но всё-таки ниже. Раз я отнял часть его бизнеса, он продаёт всего 400 000 кексов, и теперь… Хотя нет. Давайте на некоторое время это оставим, потому что сейчас я получаю 15% прибыли. Имран получает 7%. Допустим, есть ещё и третья сторона, Викрам, он просто обожает делать кексы и говорит, что мог бы потратить свою жизнь на производство кексов даже при прибыли всего 7%. А целых 15% прибыли — вообще красота. И он тоже выходит на рынок. Своего рода, меньший игрок. Денег у него немного, поэтому он вкладывает в дело всего 500 000 долларов. Мощность его фабрики — 400 000 кексов в год. Так как это менее крупная фабрика, производительность также ниже. Производственных издержек у него немного больше. Он приходит и говорит, что у него не так много радостей в жизни — он должен оплачивать счета, ему нравится быть богатым, но он говорит, что просто получает радость от того, как люди едят кексы. И занижает цены. Таким образом, он работает на полную мощность, производит 400 000. Работает на полную мощность. И он отбирает бизнес у остальных производителей. И у меня в том числе. Каково же состояние дел в нашем городе? Моя рентабельность — 7%. Имран фактически на грани безубыточности. Он ничего не зарабатывает. А Викрам получает 12%, потому что смог забрать весь объём. Если вы посмотрите на город в целом, то общая мощность будет находится здесь. Это второй лист файла, он находится, если вы не посмотрели предыдущий сюжет, по ссылке khanacademy.org/ downloads/cupcakes.xls. Так или иначе, Викрам вышел на рынок, и теперь я подсчитаю суммарную мощность. Это общее количество кексов всех фабрик, которое производится на рынке. Это общий спрос. Итак, 1миллион 100 тысяч кексов продаются каждый год, а это средняя рентабельность. Но что продолжает происходить? Есть ещё дополнительная мощность. Используя всего 32% процента от моих мощностей, и очевидно, что рыночная цена кекса гораздо выше предельных издержек на производство. A Имран здесь со своими огромными мощностями, и, может, он богаче всех, потому что получил огромное наследство от бабушки. Он говорит, что это глупо. Он самый крупный бизнесмен в городе, владеет самой мощной фабрикой. И при всём этом имеет самую низкую рентабельность. И он говорит, что возьмёт и установит самые низкие цены. Будет брать за кекс 1 доллар 70 центов. А при такой цене внезапно возникает новый рынок, спрос людей, которые хотят покупать кексы. Есть много людей, которые покупали, например, Twinkies или что-то другое, за 1 доллар 80 центов, а теперь кексы стали более интересным продуктом. Очевидно, что суммарный спрос повысится и, допустим, он продаст все кексы. 2 миллиона кексов в год. И получит огромную прибыль, уничтожая наш бизнес. У меня будут огромные убытки, как и у Викрама, правильно? Нужно будет установить цены на уровне Имрана. Я продаю за 1 доллар 70 центов и Викрам тоже. И, как мы сказали, по 1 доллару 70 центов люди хотят покупать 2 миллиона кексов в год. Допустим, при 1 долларе 70 центах Викрам может производить только 400 000 в год и продаёт столько, а остаток поделён между 2 другими. 800 000 и 800 000. Как вы видите, есть общая тенденция к тому, что наличие дополнительных мощностей стимулирует снижение цен относительно других конкурентов. Если вы не используете свои мощности, раз кекс производится так, и ни как иначе. Затраты на производство дополнительных кексов намного ниже, и пока цена будет немного выше, вы будете получать прибыль, которой иначе не было бы. Но делая так, вы фактически понижаете рыночную цену. Все конкуренты захотят сделать то же самое. Вот почему конкуренция выгодна покупателям. Вот почему монополия — плохо. Если бы вы были монополистом, если бы кексы Сэла были единственными в городе, он мог бы держать высокие цены. Даже если бы объём производства снизился, у него не было бы причин понижать цены. Но в конкурентной среде есть отличный повод при наличии дополнительных мощностей, особенно, если они огромны, — снижать цены, чтобы использовать их полностью. Точно так же, если производство работает на полной мощности, есть все причины повысить цены. Потому что, работая на полную мощность, как это было в предыдущем сюжете, когда я был единственным продавцом, производство было загружено, я мог поднимать цены, потому что все покупатели шли ко мне. Но, как вы видите, есть другие важные факторы, о которых мы узнали в этой серии сюжетов. Когда прибыли огромны, как у компании Сэла в прошлом сюжете, или здесь, на этом листе — когда прибыль высока, появляются конкуренты. Конкуренция порождает увеличение мощностей. Мы начали с суммарной мощности одной фабрики в 1 миллион, а теперь это 3 миллиона 400 000. Когда появляется дополнительная ёмкость, все стараются понизить цену, чтобы воспользоваться некоторой частью. Избежать этого можно только если Сэл, Имран и Викрам где-то встретятся и решат, что поступают глупо, и почему бы им не выработать соглашение по ценам. Вы скажете, что это хороший деловой ход? Если вы так и решили, то окажетесь в тюрьме. Надеюсь, вы будете в тюрьме, если власть честна, потому что это называется сговором. Вы пытались образовать картель, создать группу с целью контроля цен. В истинно-конкурентной среде нам запрещено так договариваться, мы не можем просто сказать друг другу, что можно установить цены на определённом уровне. Приходится конкурировать друг с другом и снижать цены. Но основная мысль в том, что когда вы работаете, используя мощности... Это единственная причина, по которой мы обсуждаем эту страницу Excel и всё остальное — чтобы поговорить об инфляции в целом. Цены будут повышаться, если мощности используются полностью. Допустим, мы все бы работали на 100% мощности, возьмём такой сценарий. Скажем, по какой-то причине, все могут получить дешёвый кредит под залог имущества, и все решают использовать дополнительные денежные средства из своих накоплений, чтобы купить кексы. Суммарный спрос растёт, и все кексы на рынке распродаются. Я продаю 1 миллион кексов в год. Имран продаёт 2 миллиона кексов. Викрам продаёт 400 000 в год. Все мы используем 100% мощностей. Рентабельность активов достаточна высока. Но все мы решаем, что если всё так быстро распродаётся, почему бы не поднять цены, раз это не слишком повредит спросу. Люди так сильно хотят кексов, что можно поднять цену до 2 долларов. Это повысит рентабельность. Но Имран тоже делает такой выбор. Он поднимает цену до 2 долларов. Допустим, люди получают очень много денег из кредитов и всё ещё хотят покупать наши кексы. Викрам тоже поднимает цену до 2 долларов. Рентабельность каждого повышается ещё больше и это привлекает конкурентов. Я думаю, 3 игроков достаточно. Допустим, так и происходит, и я понимаю, что я могу поднять цену до 3 долларов без ущерба для загрузки и спроса. Итак, без ущерба для загрузки и спроса. Впрочем, это немного скажется на уровне использования мощностей. Я продаю 950 000 кексов в год. Он продаёт миллион 800 000. А, Викрам продаёт 380 000 кексов в год. В общем, если вы посмотрите на рентабельность производства при повышении цен, то увидите, что мы получаем всё больше прибыли. Большая прибыль приводит к одной основной мысли. Пока производство существует, споры по поводу того, что является достаточным уровнем загруженности, при котором есть смысл поднимать цены, не прекращаются. Но когда загруженность относительно высока, рост цен обоснован. С другой стороны, когда производство простаивает, хотя это не должно происходить — скажем, если много конкурентов… Итак, при низкой загруженности вы должны понизить цену, чтобы задействовать больше мощностей своей фабрики. Вы можете попробовать разные варианты, придумать для файла свои сценарии. Я хотел донести до вас, что высокая загруженность чего бы то ни было, например, суммарных мощностей, приводит к повышению цен. Низкая — к понижению. Я делаю 2 вывода. Высокая загруженность даст вам возможность повысить цены, повышая рентабельность активов. Итак, повысить цены, повышая рентабельность активов. Побочный эффект этого в том что, когда вы получаете большую прибыль, вы больше инвестируете в создание дополнительных мощностей. И суммарная мощность увеличивается. Вот 2 побочных эффекта высокой загруженности производства. Цены растут, и у вас больше мощностей или больше возможности инвестировать. При низкой загруженности складывается обратная ситуация. Нет причин строить новую фабрику, как мы рассмотрели на примерах, есть повод понижать цены, потому что производители стремятся использовать свои мощности. В противном случае, фабрики будут простаивать. Как бы то ни было, я уже раз 5 повторил одно и то же разными словами, но надеюсь, в этом есть смысл. В следующем сюжете продолжим дискуссии об инфляции и дефляции. Subtitles by the Amara.org community