If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:11:49

Транскрипция к видео

В прошлом сюжете я говорил об определяющем факторе инфляции и дефляции. В меньшей степени это денежная масса, хотя и она имеет определённое влияние, но всё дело в загруженности производственных мощностей. Она определяется спросом. Я указал на это отличие, приведя в пример остров, где мог существовать очень маленький объём денежной массы — одна ракушка, но при этом скорость обмена была действительно высока, таким образом люди выражали свой спрос. И тогда абсолютно все мощности будут загружены полностью. И даже могла бы возникнуть инфляция, хотя денежная масса представлена всего одной ракушкой. Другой вариант: мы нашли целую гору ракушек, но все прекращают обменные операции, и скорость обмена сильно замедляется. Даже если денежная масса огромна, она значительно увеличилась, люди всё равно не реализуют свой спрос. Спрос будет гораздо меньше мощности. Как мы обсуждали в сюжете про экономику фабрики кексов, когда много неиспользованных мощностей, то у всех есть огромный стимул попытаться продать дополнительные товары, снижая цены. Денежная масса может увеличиться, но если скорость обмена замедляется или спрос падает, поскольку это и является причиной падения скорости обмена, тогда всё равно может возникнуть дефляция. Мы рассматривали таблицу, демонстрирующую, что каждый крупный скачок инфляции был спровоцирован или ему предшествовал достаточно большой рост загрузки мощностей. Инфляция начиналась, когда загрузка мощностей достигала 80%. Вы можете себе представить, что в среднем мир работает на 80% мощности, какие-то люди работают на 70%, а какие-то — на 90—95%. И работающие на 95% считают, что вместо того, чтобы поднять загрузку до 97 или 98% мощности, можно просто поднять цены и не заботиться о производстве дополнительного количества? Очевидно, это воздействует на рынок, другие люди инвестируют в бизнес, и возникает общая инфляция цен. Учитывая вышесказанное, я хочу обратить ваше внимание на другой фактор. В начале 70-ых произошёл нефтяной шок. В 73-ем шла арабо-израильская война. Мы помогли Израилю, и тогда все страны ОПЕК перестали продавать нефть США и многим западным странам. Цены на нефть взлетели, это спровоцировало инфляцию — то самое сокращение в поставках. Может, оно и внесло определённую лепту, но с 1973-им годом всё не так просто. Если вы посмотрите на эту таблицу, то сможете заметить определённые признаки инфляции. Цены уже начали подниматься. Всему этому предшествовало повышение загрузки мощностей. Это, скорее всего, подлило масла в огонь. Помня об этом, все задаются вопросом, что произойдёт сейчас? Итак, до случившегося финансового кризиса у нас были задействованы определённые мощности. Итак, допустим, что это все существующие производственные мощности США. Допустим, это ВВП США. ВВП — это выработка. В нормально развитой среде… Вернёмся в 60-ые годы, мне, наверное, следует взять таблицу из Блумберга, и в этом периоде около 60% нашего ВВП было потреблением. Около 60% было потребление. И потребление не всегда является негативным фактором. Не всегда. Это то, что мы используем для получения высокого уровня жизни. Если у меня есть хороший диван и телевизор, я езжу в отпуск — это потребление. Оно повышает уровень жизни, и цель всех стран — поднять этот средний стандарт. Остальное — это экономия. Остальное — это экономия. В традиционном развитом обществе это может быть 40%, 30—40% в зависимости от того, где вы — в Японии или Западной Европе. Фактически это новые инвестиции, увеличение мощностей. Это позволяет вам повысить уровень производительности на следующий год. Если же доля равна нулю, то производительность упадёт... простите, сейчас всё вернём. Итак, если доля равна 0, то производительность упадёт потому, что никто не будет инвестировать в фабрики, они устареют, дороги не будут ремонтироваться и так далее и тому подобное. Инвестирование значит, что средства не ушли в потребление. Очень важно понять, что инвестиции и экономия на потреблении связаны. Если никто не экономит, тогда нет денег для инвестиций. Вернёмся к примеру, когда люди экономят, это не является единственным фактором поддержки уровня производительности, но повышает общий уровень выработки. Результат можно будет увидеть на следующий год или в следующее десятилетие. Когда мы потребляем 60% от общего объёма, уровень жизни растёт. Это очень стабильная и положительная ситуация. Но, к сожалению, в начале 80-ых, был постоянный рост кредитования. Мы начали давать взаймы всё больше денег, а другие страны стали давать всё больше денег нам. В результате потребление сильно возросло. Если вы посмотрите на ВВП США, на 2007 год. Итак, давайте посмотрим на ВВП США за 2007. Тогда среднестатистический американец потреблял больше, чем производил. Имела место отрицательная экономика. Если бы мне пришлось нарисовать, то всё выглядело бы так. В 2007-ом потребление было больше, чем выработка. Итак, потребление было больше, чем выработка. Как же это произошло? Все говорят о деньгах и валютах. Получается, мы заняли продукт других людей. Когда мы заняли деньги у китайцев, которые использовали на покупку их товаров, фактически взяли их результат труда взаймы. И подтвердив свои кредитные обязательства, мы как бы дали им расписку, обещание того, что в будущем, они могут использовать часть нашего результата. Но в течение нескольких последних десятилетий мы просто занимали всё у других людей. И стали чистыми должниками. Когда потребление превышает результативность труда, становится понятно, что эта ситуация долго не продлится. Может, мы заняли ещё немного денег, заняли чью-то выработку для того, чтобы увеличить и инвестиции тоже. За последние 20—30 лет вовсе не отсутствовали инвестиции, их было много. Но потребление и инвестиции финансировались результатами труда других людей. Конечно, когда возрастает потребление и задействованы все мощности, появляется ещё больший стимул для инвестиций. Поэтому все захотели инвестировать в Соединённые Штаты. А сейчас, как вы понимаете, большинство инвестиций или долгов, были обеспечены домами людей и другими залогами, которые так и не выплатили. Сейчас вдруг у банков не стало денег, ликвидность исчезла, люди не могут занимать деньги, налицо потребительский шок. Значительная часть этого потребления и существенная часть инвестиций, подпитываемых финансированием, исчезает... исчезает. При изучении глобальной экономики, мы обычно должны думать об общей выработке. Но сейчас это неважно, можем говорить только о выработке США. Сейчас этого спроса нет, если это выработка США и, допустим, выработка, взятая взаймы у Китая, Японии или ещё у кого-то, то теперь потребление снизилось. Не потому, что вдруг люди стали более прижимистыми, а потому что они больше не хотят давать в долг тем, кто потом пойдёт и купит кухонную лопатку за пятьдесят долларов или что-то похожее. Они не могут получить ещё кредит по карте или под залог дома. Сейчас возникает ситуация, в которой производственные мощности загружены мало. И это возвращает нас к тому, о чём мы говорили в прошлом сюжете. Когда мощности загружены мало, все стараются понизить цены. Когда есть много пустых домов, люди снижают арендную плату. Когда автозаводы простаивают, владельцы понижают цену на машины. Когда люди работают не полный день, зарплаты уменьшаются. Такой кризис произошёл относительно недавно, вот здесь. Как мы говорили в последнем сюжете, оранжевая линия — это загрузка мощностей в США. Она упала ниже 80%. Если бы она поднялась сюда, я бы начал думать о гиперинфляции. Но вы видите, что летом 2007-го она рекордно упала и сейчас тоже низка. Немного позже вы видите, что инфляция упала. Мы говорим, что загрузка мощностей падает вследствие потребительского шока. И затем это привело к падению цен. Вопрос в том, приведёт ли всё, что делает Казначейство, все деньги, которые печатает Федрезерв, а Обама тратит миллиардами на стимулирование, приведёт ли это всё к инфляции? Просто посмотрите на цифры загрузки мощностей. План стимулирования, вся его сущность заключается в том, что правительство не хочет, чтобы мы вошли в дефляцию. Если потребление упадёт настолько, мощности будут простаивать и цены упадут. Если так случится, это не скажется на общем настроении людей. Но если они начнут подозревать падение уровня зарплат, тогда упадут и цены, все начнут паниковать и перестанут тратить деньги. Допустим, люди перестанут тратить деньги, тогда загрузка снизится ещё больше, безработица возрастёт, и всеобщий страх распространится в геометрической прогрессии, иными словами - молниеносно. Повышение уровня безработицы и страх заставляет людей не тратить деньги. Это спираль дефляции, которой боятся все экономисты и также чиновники. Так случилось во времена Великой депрессии. Давайте я нарисую нулевую точку, чтобы показать вам. Итак, здесь у нас будет ноль. Замечательно. Это ноль... это линия раздела между инфляцией и дефляцией. Вы видите, что у нас уже была пара скачков дефляции. Обычно это не самое счастливое время в мировой истории. Великая депрессия вот здесь. После Первой мировой войны, Великая депрессия продлилась практически до… вступили в войну в конце 30-ых, прямо тут и здесь. Здесь была небольшая инфляция. Первая волна «Нового курса», стимулировавшего ежедневное потребление, но она так и не привела к какому-либо значительному уровню инфляции. Я бы считал инфляцию ниже уровня 5% очень плохим показателем. Нарисую здесь линию. Это отметка пятипроцентной инфляции. Мы не поднимались выше 5% инфляции до Первой мировой войны, затем был послевоенный период, затем было послевоенное валютное Бреттон-Вудское соглашение, после в 70-х случился нефтяной шок и прочее. Всё остальное — история. Как вы видите, периодов дефляции правительственные чиновники тоже хотят избежать. Идея стимулирования заключается в том, что правительство будет давать кредиты, потому что больше никто этого не может. Они могут заполнить прореху потребительского кризиса... понимаете? Вопрос в том, заполнят ли они её полностью? Моё время снова истекло. Не хочу делать сюжеты слишком длинными, поэтому продолжу разговор в следующем видео. Subtitles by the Amara.org community