If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:5:01

Транскрипция к видео

Рассмотрим некую компанию A. Подумаем, что может происходить с ее акционерным капиталом. Разберем один день. Пусть ее акции торгуются где-то на этом уровне. В течение дня их цена, естественно, меняется. Но потом – пусть это будет в тот же день, например, в 10 утра по североамериканскому восточному времени, – приходит сообщение, что B намеревается скупить A по... предположим, что сейчас акции A торгуются по 5 долларов за акцию, но тут выходит пресс-релиз о том, что B намеревается скупить A по 10 долларов за акцию. По 10 долларов за акцию. Да, и они говорят, что купят их за наличные. Мы еще поговорим о том, что, если они собираются сделать это за свои собственные акции, то всё немного усложняется. Но в нашем случае они покупают за наличные. Значит, если они сумеют приобрести A, то каждый, кто владеет акцией компании A, получит за нее 10 долларов, и эти акции перейдут компании B. Компания B вдруг станет владельцем компании A. Как вы думаете, что будет происходить с акционерным капиталом компании A? Мы знаем, что B намеревается скупить его по 10 долларов за акцию. Если бы все подумали, что это обязательно случится, что каждый держатель акций A получит по 10 долларов за акцию, можно представить себе, что эти акции просто мгновенно взлетели бы в цене, примерно до 10 долларов за акцию. примерно до 10 долларов за акцию. И дальше торговались бы где-то на этом уровне, ведь все знают, сколько они за них получат. Итак, это ситуация, когда мы знаем, что это слияние или покупка обязательно произойдет. Но в реальности не всегда можно заключить только из одного этого пресс-релиза, что B обязательно приобретет A. Может, им еще нужно получить на это разрешение от органов власти для уверенности, что они не выстраивают монополию. Может, им еще нужно договориться о финансировании с каким-нибудь банком, получить кредит, чтобы осуществить эту сделку. А может, еще что-нибудь. Может появится еще один претендент на приобретение A, который захочет заплатить больше. Итак, вы не знаете точно, что будет происходить в этой ситуации. Вы не знаете наверняка, что это произойдет. Поэтому обычно такого скачка не происходит, рост останавливается где-то на середине. В реальности цена, вместо того чтобы взлететь с 5 до 10 долларов, может взлететь, не знаю, с 5 до 8 долларов, и дальше акции будут торговаться где-то на этом уровне. Вы можете спросить: почему они торгуются по 8 долларов? Они будут торговаться по 8 долларов... Обратите внимание: если бы была 100-процентная вероятность, то произошел бы скачок до 10 долларов, ведь именно столько стоили бы теперь акции A, поскольку столько собиралась бы заплатить за них B. Но если они торгуются по 8 долларов, это значит, что рынок, по сути, говорит: мы дадим вам 3/5. От 5 до 8 – 3 доллара. То есть, рынок дает нам 3/5 от полного скачка, который произошел бы при 100-процентной вероятности. Иными словами, рынок подтверждает: существует 60-процентная вероятность того, что это слияние действительно произойдет. Те, кто считают, что эта вероятность больше 60% (и при этом производят операции сразу со множеством ценных бумаг, так чтобы эти вероятности в итоге сработали), должны покупать эти акции. Ведь они могут купить их по 8 долларов, тогда как, по их мнению, они должны стоить 10. Те, кто считают, что эта покупка ни в коем случае не состоится – что B не сумеет договориться о финансировании или регулирующие органы не разрешат B купить A, – должны продать эти акции без покрытия, когда их цена поднимется до этой отметки. Ведь, если затея с покупкой провалится, то цена акций вернется на прежний уровень и снова будет около 5 долларов, какой была до выхода пресс-релиза. Поэтому люди, и в особенности хедж-фонды, действующие, согласно своим предположениям относительно того, насколько велика вероятность этого слияния (они провели исследования, или, может, у них есть какие-то количественные модели, или, может, какая-то информация, которой нет у других, полученная легальным или нелегальным путем), – они будут делать эти ставки. Люди, полагающие, что слияние состоится, будут покупать, ожидая повышения цены до 10 долларов. Люди, полагающие, что слияние не состоится, будут продавать без покрытия, ожидая понижения цены до 5 долларов. И эта стратегия ставок на вероятности осуществления слияния называется арбитражем на слияниях. Арбитраж на слияниях. Это называется арбитражем, поскольку те, кто, как им кажется, знают, что это слияние состоится, могут купить что-то за 8 долларов и затем продать... Они могут купить за 8 долларов то, что потом будет стоить 10. И продать это по 10 долларов через какое-то время, когда B приобретет компанию. Или, если они знают, что слияние не состоится, они могут продать это без покрытия по 8 долларов и затем выкупить по 5. Еще раз: это как бы арбитраж на разнице в ценах. Те, кто рассчитывают на понижение, полагают, что нечто, стоящее 5 долларов, торгуется по 8. Те, кто рассчитывают на повышение, полагают, что нечто, торгующееся по 8 долларов, стоит 10. Subtitles by the Amara.org community