If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:9:15

Транскрипция к видео

Чтобы дать лучшее представление о количественном смягчении в Америке, а, в особенности, чтобы понять, что под этим подразумевает Бен Бернанке, я хотел бы привести цитату из речи, с которой Бернанке выступил в Лондонской школе экономики 13-ого января 2009 года, почти сразу после хаоса, вызванного финансовым кризисом, который на тот момент еще продолжался. Он сказал: "наш подход, который может быть назван кредитным смягчением, с одной стороны напоминает количественное смягчение…" Итак, он утверждает, что это не совсем количественное смягчение, хотя на самом деле так и есть. "Подразумевает расширение баланса Центрального банка." Просто чтобы вы поняли, о чем он говорит: он имеет в виду, что Центральный банк имеет активы и пассивы, как и любая другая компания, так и должно быть. И обязательства в сумме с акционерным капиталом должны компенсироваться активами. Ради упрощения, давайте предположим, что активы и пассивы равны друг другу. Давайте представим, что вот здесь баланс центрального банка. Здесь оборотные активы, а здесь, предположим, обязательства, пассивы. А вот здесь находится капитал. Хотя капитал Федерального Резерва немного необычный, он не похож на обычный акционерный капитал, когда акционеры получают сверхприбыль и прочее, здесь всю прибыль получает правительство США. Но когда Федеральный Резерв печатает деньги, он в буквальном смысле уравнивает активы и обязательства. Поэтому, когда Федеральный Резерв печатает деньги… Предположим, он печатает их прямо вот здесь, вот деньги, которые печатает Федеральный Резерв, в буквальном смысле выпуская банкноты Федерального Резерва, которые являются ни чем иным, как долларовыми банкнотами. Итак, вот здесь выпускаются долларовые банкноты, как наличные, так и электронные. А затем Федеральный Резерв компенсирует обязательства, которые и являются деньгами в обороте, говоря буквально. Это деньги, которые он напечатал. Непогашенные векселя являются второй составляющей балансовой ведомости. Давайте проанализируем слова Бернанке про то, что кредитное смягчение, с одной стороны, напоминает количественное смягчение. Оно подразумевает расширение балансовой ведомости центрального банка. Итак, дело в расширении балансовой ведомости центрального банка, что, по сути, то же самое, что и печать денег. А затем Федеральный банк пустит эти банкноты в обращение, выходя на рынок и покупая активы. Обычно, когда Федеральный Резерв больше заинтересован в краткосрочных процентных ставках, касающихся однодневных займов между банками. На выпущенные деньги он покупает краткосрочные облигации, которые увеличат количество валюты, и таким образом понизят процентную ставку для людей, которые покупают и продают доллары, или, правильнее сказать, не покупают и продают, а занимают доллары и дают их в долг. Банковская однодневная процентная ставка понизится, так как появилось больше долларов. Цена займа доллара также понизится. Обычно этим и занимается Федеральный Резерв. Нам говорится: «Смотрите, количественное смягчение - это просто расширение банковской ведомости». Читаем дальше: "Однако, чистое количественное смягчение подразумевает концентрацию на объеме банковских резервов, т.е. обязательств на балансе ЦБ. Состав займов и ценных бумаг в активах баланса при этом случаен». Итак, Бернанке говорит, что в традиционном валютном стимулировании центральный банк занимается только печатанием денег. Обязательства увеличиваются соответственно. Здесь у нас снова непогашенные векселя, а высота здесь пропорциональна количеству печатаемых денег. Возможно, центральный банк напечатает еще один триллион долларов. Но, как утверждает Федеральный Резерв, в традиционном валютном стимулировании центральный банк только печатает деньги и пускает их в оборот. При этом, банк совершенно не волнует, для чего эти деньги используются. Когда бы эти деньги ни попали в оборот, Федеральный Резерв выходит на рынок и покупает активы, обычно казначейские бумаги. Далее говорится: "хотя политика Банка Японии…» – в своей речи Бернанке анализирует для сравнения действия Японии во времена дефляционного кризиса. - Хотя политика Банка Японии в период количественного смягчения был весьма многосторонней, общее направление деятельности было сосредоточено на банковских ресурсах в обращении. Итак, Бернанке говорит, что японцы пытались бороться с дефляционным банковским кризисом и продолжали печатать деньги, то есть, увеличивать пассивы балансовой ведомости, они продолжали печатать деньги и использовали их, чтобы купить различные товары, использовали эти деньги, чтобы купить различные активы, но основное внимание было сосредоточено на том, сколько они напечатали. По сути, им было все равно, они не следили за тем, на что тратились деньги. Не пытались изменить ситуацию на рынках, в которой сами же принимали участие. Давайте читать дальше. "Но подход ФРС по кредитному стимулированию, напротив, сфокусирован именно на сочетании программ займов и ценных бумаг, которые находятся у него на балансе, и на том, как это сочетание активов влияет на условия кредитования домашних хозяйств и компаний.» Таким образом, Бернанке говорит, что мы, фактически, делаем то же самое, что и Япония, увеличиваем балансовую ведомость, то есть, печатаем деньги и покупаем различные товары. Точно так же, как и делала Япония, подход которой во вливании средств в рынок тоже был многосторонним. Но Бернанке говорит, что не просто сосредотачивается на количестве печатаемых денег, для них также важно, куда вкладываются эти деньги, и как они могут их использовать, чтобы, например, обеспечить ликвидность, или сгладить какие-либо явления в определенных секторах экономики. Чтобы объяснить, о чем идет речь, я нарисую кривую доходности. На горизонтальной оси у нас сроки погашения, а на вертикальной – доход. Нарисую кривую доходности для казначейских ценных бумаг. Итак, предположим, что график доходности для казначейских ценных бумаг выглядит примерно так. Итак, краткосрочные процентные ставки уже практически равны 0, а вот здесь - я не знаю точное значение, возможно, около 4%. Это не точно, но дает вам общее представление - Итак, это кривая доходности для казначейских ценных бумаг. Вы также можете нарисовать кривую доходности для других типов долговых ценных бумаг. Например, для корпоративных облигаций в высшей степени надежности, с рейтингом ААА. Это очень надежные облигации, но все-таки не настолько, как казначейские ценные бумаги США. Возможно, кривая доходности в этом случае будет выглядеть примерно так. И вот эта разница, для любых сроков погашения. Например, для 10 лет, здесь у нас долговые ценные бумаги сроком на 10 лет. Разница между корпоративными облигациями высшей степени надежности и казначейскими ценными бумагами заключается в доходности. Возможно, Федеральный Резерв способен путем вмешательства изменить ситуацию, начав печатать деньги. Обычно покупаются краткосрочные долговые ценные бумаги, но, возможно, они начнут покупать долгосрочные казначейские облигации, и это поможет немного сместить вниз кривую доходности для долгосрочных казначейских облигаций. Но, возможно, на корпоративные облигации высшей степени надежности это не подействует. При этом, разница в доходности не остается постоянной, а увеличивается. То же самое может произойти с другими типами долговых ценных бумаг. Например, с высокоценными бумагами с ипотечным покрытием, у которых чуть более высокая процентная ставка. И, опять-таки, даже несмотря на то, что процентные ставки на казначейские ценные бумаги снижаются, когда вмешивается Федеральный Резерв, из-за хаоса, царящего в экономике, разница в доходности между казначейскими ценными бумагами и ценными бумагами высшей степени надежности с ипотечным покрытием, или разница в доходности между казначейскими ценными бумагами и корпоративными облигациями высшей степени надежности увеличивается. Также стоит задуматься над этим, когда снижаются процентные ставки на казначейские ценные бумаги, но процентные ставки на все остальное не снижаются. И Бен Бернанке говорит: «Смотрите, мы осуществляем количественное смягчение, печатаем деньги и используем их, чтобы купить различные товары в рамках определенной экономики, увеличивая объем наличных в рамках этой же экономики, но нашей целью является не увеличение резервов или количества наличных, потому что, по сути, это не изменит поведения банков. Мы собираемся покупать что-то вроде высокоценных бумаг с ипотечным покрытием или корпоративных облигаций высшей степени надежности, чтобы процент по ним снизился. Очевидно, если кто-то хочет платить больше за определенное количество долговых ценных бумаг… К этой теме я вернусь в другом видео, возможно, это не так очевидно. То процентные ставки на них снизятся. И когда это происходит, по словам Бернанке, его больше интересует, что происходит в составе активов балансовой ведомости Федерального Резерва, потому что он берет напечатанные доллары, идет и покупает другие вещи, хочет вложить их в ряд ценных бумаг с ипотечным покрытием и корпоративные облигации высшей степени надежности. А, возможно, и долгосрочные казначейские ценные бумаги или что-либо еще. Subtitles by the Amara.org community