If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:3:15

Транскрипция к видео

Когда Япония столкнулась с банковским и кредитным кризисом в 1990, она начала с понижения целевой процентной ставки, под которую банки берут займы друг у друга, с помощью печати денег. Получается, в Японии центральный банк печатает йены и покупает краткосрочные правительственные ценные бумаги. Но побочным эффектом процесса является то, что увеличивается количество наличных средств, или резервов, в обороте. У всех банков становится больше резервов. Так что спрос на них, или же цена займа падает. Таким образом понижается процентная ставка. Но Япония напечатала достаточно денег, чтобы прийти к процентной ставке в 0%. А затем она больше не могла понижать процентную ставку. И именно с этим столкнулся Бернанке во время кредитного кризиса в США. Следующее, что решила Япония: мы все еще хотим ввести в оборот еще больше денег. И мы продолжим печатать йены. Но, так как в покупке краткосрочных займов больше нет смысла, раз мы уже опустили их цену так низко, как смогли, понизив краткосрочные процентные ставки до минимума, давайте использовать деньги для других покупок. Давайте просто введем деньги в оборот любым возможным путем. Приобретем долгосрочные японские казначейские ценные бумаги, или же корпоративные займы. И они выкупили несколько различных видов ценных бумаг, но их намерения заключались просто в увеличении массы денег в обращении. Поэтому то, что делали японцы — количественное смягчение в чистом виде. Они печатали деньги с любыми издержками и пускали их в оборот любым возможным путем, для этого купив пакет различных бумаг. То, что делает Бернанке, фактически не отличается от того, что делают японцы. Он начал с понижения краткосрочных кредитных ставок, для чего скупал краткосрочные ценные бумаги. Это увеличило количество резервов в обороте и понизило однодневную ставку займа, кредитную ставку по федеральным фондам. Но когда она достигла 0 (обе страны достигли 0%), Бернанке задался вопросом, как можно выйти из тупика на кредитных рынках? И Бернанке тоже решил напечатать еще денег и использовать их для покупки активов, которые Федеральный резерв обычно не покупает. Япония поступила так же. Разница, по версии Бернанке, в том, что он видит этот процесс не только как количественное смягчение (дело в видении, а не в исполнении, так как фактически происходит одно и то же.), он называет его кредитным смягчением. По его мнению разница между количественным и кредитным смягчением состоит в цели, в том, куда направляются только что напечатанные деньги. В случае Японии, деньги печатались ради самой печати денег, а покупка производилась только для введения этих денег в оборот. Бернанке также печатает деньги и хочет ввести их в оборот, но на этом не останавливается. Он также увеличивает спрос на некоторые типы ценных бумаг, где может возникнуть спад. Так что, хотя фактически процессы похожи, Бернанке предпочитает термин «кредитное смягчение», так как он подразумевает решение проблем, например, на рынке коммерческих займов или на рынке ценных бумаг с ипотечным покрытием. В то время как Япония печатала деньги без подобных целей. Subtitles by the Amara.org community