If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:12:29

Транскрипция к видео

Итак, я быстро напомню, на чем я остановился в предыдущем ролике. У нас есть банк, владеющий активом, за который изначально было заплачено, допустим, $100. Актив приобретен за счет $60 заемных средств. И $40 собственного капитала. Здесь $100. Здесь $60 долга. И $40 собственного капитала. И это проблемный актив. Также мы допускаем, что в нашей ситуации имеется только одна группа активов. И проблема, как мы сказали, состоит в том, что с начала банковского кризиса банки не могут продать такие активы чтобы погасить свои обязательства, депозиты, по той цене, за которую они хотели бы их продать. Так как очевидно, что если они продадут актив по цене ниже $60, то банк разорится. Итак, банк хочет продать актив дороже, чем, скажем, $60. В то время, как рынок готов предложить за такой актив меньше $30. И если банк продаст актив по рыночной цене, то получит за него только $30. Если весь актив будет стоить $30, то сумма обязательств станет больше, чем стоимость самого актива, больше $30. И банк разорится. И, как я упоминал в конце предыдущего ролика, в настоящий момент для оздоровления экономики у нас используются государственно-частные партнерства. Я нарисую структуру их капитала. Итак, предположим у вас есть, ( возьму другие числа) скажем, $5 от частного инвестора. Это было в предыдущем ролике. И у вас есть $5 от Казначейства. И те, и другие – это инвесторы в капитал. А еще у вас есть $50, взятых в долг у Федеральной резервной системы. Я пишу немного по-другому, так, чтобы цифры точно совпадали с суммой, которую они собираются заплатить за актив. Итак, у вас есть $50. Давайте посчитаем. У нас есть $50, полученные взаймы от Федерального резерва. И, соответственно, наша компания получит вот эти $60. В процессе капитализации. Нарисуем это зеленым. И теперь компания может передать эти $60 банку. То есть заплатить цену, за которую банки готовы продать активы. А затем банк передаст активы нашей компании. Итак, теперь у банка есть $60, которые он может использовать для поддержания ликвидности своих обязательств. А наша компания имеет проблемный актив. Я обращался к этому в предыдущем ролике. Вы знаете, почему инвесторы делают это? Потому что они непропорционально делят прибыль. Она платят $60 вот за этот актив. Причем этот актив может внезапно подорожать – допустим, до $100. Затем инвесторы берут заем в размере $50 у Федеральной резервной системы. Вот этот заем. У Федеральной резервной системы. И после этого они делят доли в капитале с Казначейством. Какой у нас размер капитала? Всего остается $50. $25 от Казначейства. $25 – от частного инвестора. Итак, первоначальные инвестиции составляли $5, а теперь они превратились в $25. Это прекрасно. Вы в пять раз умножили свои деньги. А теперь негативный сценарий. Как он будет выглядеть? Допустим, вот этот проблемный актив стоит $30. Давайте я нарисую. Это повторение предыдущего ролика. Но это важно, поскольку это действительно связано с тем, что может произойти. Это оптимистический сценарий. А вот это – пессимистический. Итак, предположим, что стоимость этих активов стала равной $30. У вас есть вот этот заем от Федеральной резервной системы в размере $50. И у вас не остается собственного капитала. А Федеральный резерв несет убыток по своему займу. Но частный инвестор, поскольку у него нет собственного капитала, в результате не получит ничего. То есть ваши $5 превратятся в ноль. Это все ещё довольно неплохой риск. В зависимости от того, как вы оцениваете такую вероятность. Если бы вы полагали, что шансы вот на это и на это равны, вы бы приняли эту ставку. Если вероятность увеличить сумму ваших денег в пять раз составляет 50%, а вероятность потерять деньги тоже равна всего 50%, то ожидаемая выгода, вот тут, составит 0,5 умножить на 25 плюс 0,5 умножить на ноль. Итого, ожидаемая выгода составит $12. В такой ситуации я бы не отказался вложить куда-нибудь $5. $12 – это хорошая прибыль. Это 140% от первоначального вклада. Такую прибыль увидишь не каждый день. К сожалению, вероятность упомянутых выше двух вариантов не всегда одинакова. Поскольку в настоящее время на рынке за рассматриваемые активы предлагают не более $30. То есть, если бы существовал хоть какой-нибудь шанс того, что эти активы будут стоить дороже $60, то они были бы проданы дороже $30. Но учитывая нынешнее состояние рынка, до вмешательства государства, никто всерьез не думает, что рассматриваемые активы действительно могут стоить $60. Существует гораздо большая вероятность осуществления вот этого сценария, нежели вот этого. Вы можете составить сводную таблицу. И оценить вероятности. Если вы сделаете эту вероятность достаточно высокой относительно вот этой, то, конечно, ожидаемая выгода по-прежнему будет меньше $5. Вы по-прежнему должны потерять деньги. Вы можете сказать – хорошо, а кто бы это сделал? Несмотря на то, что это, как говорит Пол Кругман, один из сценариев типа «орел – я выиграл, решка –вы проиграли». И это правда. При позитивном сценарии частный инвестор получит много денег, как и Казначейство. При этом проценты, получаемые Федеральной резервной системой, будут очень низки. При негативном сценарии основной удар примет на себя Федеральная резервная система с ее займом, а затем Казначейство, как инвестор в капитал. Эта одна из тех вещей, о которых говорит Пол Кругман. Но даже если мы имеем дело с умным инвестором, то просто потому что риск и вознаграждение будут распределяться непропорционально, инвесторы все равно будут готовы вкладывать деньги, если это будет более вероятный сценарий. Итак, вопрос в том, кто будет это делать? И это то, что я называл в предыдущем ролике «непростым». Очевидно, что банки могут захотеть купить активы у самих себя. Давайте я все нарисую заново. Это очень важный момент. И, честно говоря, я не знаю, как это можно предотвратить. Если этот вариант плана Гейтнера вдруг будет принят. Итак, это баланс банка. Похоже на предыдущий баланс. Они заплатили $100 за эти активы и привлекли $60 заемных средств. Все обязательства, депозиты и прочее. И изначально у них есть $40 собственного капитала. Банк привлекает некоторое количество дополнительных денег и наращивает капитал, или, как мы знаем, «делает деньги». То есть государство выдает банкам займы в настоящий момент. Это не вымысел. Итак, давайте скажем, что вы занимаете $7 у государства. Вот так. То есть государство выдает займы крупнейшим банкам – Citibank, Bank of America и прочим. Они получают $7 наличными. Вот здесь. Теперь банк создает отдельную компанию. Они могут назвать ее как пожелают. Для этого они могут вложить деньги в фонд хеджирования. Это, конечно, просто восхитительно. Целевые компании открываются постоянно. И ничто не запрещает банку вложить эти $7 в другую компанию. Ведь так? В другую целевую компанию, долей в капитале которой владеет банк. И вот эти деньги переходят туда. А затем они берут вот эти $7 и используют их для реализации плана. Согласно новому плану Гейтнера. Итак, банк берет эти $7, которые он мог получить просто взяв ссуду у государства. И принимает участие в реализации плана как частный инвестор. Я возьму это в кавычки, чтобы не запутаться. Еще один вариант – привлечь одного из клиентов фонда хеджирования, предложив ему хорошие условия или что-то еще. Есть миллион способов это организовать. Вот почему мне кажется, что невозможно разрешить или запретить подобные вещи законодательно. Итак, ФРС и Казначейство будут принимать участие в реализации плана совместно, как инвесторы в капитал. Затем банк берет заем в размере $86 у Федеральной резервной системы. Подпишем это. Это от Казначейства. И теперь банк, по существу, является частным инвестором. Он контролирует эту компанию. Он контролирует компании, которые контролируют эту компанию. Это не имеет значения. Но фактически банк устанавливает цену, которую эта компания будет платить за ее собственные активы. Они могут заплатить $100 вот за это. Даже если все знают, что эти активы и близко не стоят к $100. Итак, они платят за это $100. Снимают это со своего баланса. И у них остается $100 наличными. А здесь остается проблемный актив. Почему банк так поступает? Давайте подумаем. В этой ситуации банки имели 100% обязательств по этим проблемным активам. Вот это обязательства банка, его пассивы. Насколько нам известно, эти активы стоят только $30. Но банки никогда не хотели принимать такую реальность. Вот в этой ситуации сумма обязательств банка составляет только $7. Если вдруг все это лопнет, кто понесет убытки? Банк понесет убыток в $7 здесь. А остальные убытки перейдут к налогоплательщикам, Казначейству и Федеральному Резерву. Это ужасная ситуация. Потому что в случае удара, если это стоило $30, то банк потерял бы $70. А в этой ситуации, если этот проблемный актив будут стоить только $30, то банк понесет всего лишь $7 убытка. И останется платежеспособным. Вот это вложение будет потеряно. Но у банка по-прежнему будет $100 наличными. Я боюсь того… Думаю, ничто не может предотвратить это… Зачем частному инвестору вообще принимать в этом участие? Даже если государство принесет вам больше прибыли, чем убытка. Вы не станете принимать в этом участия, если считаете наступление негативного сценария более вероятным. Но вы примете участие в этом, если являетесь продавцом ценных бумаг. Поскольку если вы продавец ценных бумаг – например, Citibank, то вы снизите сумму обязательств со 100% до 7% и останетесь платежеспособным. Но совокупный эффект этого выражается в том, что Казначейство и Федеральный Резерв получают $100. Или если вы потеряете $7, то они приобретут $93. Так как им нужно потратить $7, чтобы это случилось. А у них есть $100. И они получают $93 за то, что в действительности стоит $30. Разница в $63 по сути будет представлять собой чек, выписанный американским налогоплательщиком этим банкам. И в масштабах, о которых мы говорим, это не будет чеком на $63. Это будет чек на $630 миллиардов. Для меня это пародия на капитализм. Это будет печальный день. Было бы честно просто сделать бонусы AIG незначительными. Верный ответ таков – вы берете эти $630 миллиардов, заставляете банки распустить акционеров, а затем рекапитализируете банки своими деньгами. И тогда вместо того, чтобы выписывать чеки на $63 или на $630 миллиардов непосредственно руководству и акционерам, которые втянули нас в экономический кризис, вы фактически начнете рекапитализировать новые банки. Я написал работу об этом, где предложил новый план работы банков. Вы распространяете акции среди американских граждан. И получаете тот же эффект без таких крайне негативных последствий передачи богатства тем же самым людям, которые провоцируют кризис. Как бы то ни было, я надеюсь люди разберутся в этой истории, так как меня она очень беспокоит. До встречи. Subtitles by the Amara.org community