If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:14:01

Транскрипция к видео

В прошлом ролике я выстроил сценарий, при котором мы вкладывали все прибыли в инвестиции, а наши потери ограничивались примерно 15% от наших инвестиций. Или в данном случае это было $25,50. Я допустил ошибку, небольшую математическую ошибку. Я постоянно говорил – 24,50. А на самом деле было 25,50. И теперь я понимаю, что мои вычисления оказались немного неверными. Простите. Но я надеюсь, что вы сможете еще раз просмотреть прошлый ролик. Итак, допустим, цена актива составляла $30. Но вместо того, чтобы платить за него $30, мы отложили $25,50. А 4,50 использовали для участия в проекте Гейтнера. И мы вложили 4,50. Казначейство вкладывает 4,50. А затем Федеральная резервная система одалживает нам $51. И после этого мы можем купить ценных бумаг на сумму $60 или вдвое больше, чем мы могли бы купить в иной ситуации. Но мы разделяем прибыль. Итак, по сути дела, мы вкладываем прибыль в ценные бумаги. И в прошлом ролике мы видели, каков будет доход. Давайте я начерчу это здесь. Надеюсь, получилось немного почище, чем в прошлом ролике. Итак, это будет конечная цена ценной бумаги. Подпишу ось. А на оси y у нас будет конечная стоимость моих инвестиций. Хорошо. Итак, если я напрямую вложу деньги в это дело, то стоимость моих инвестиций будет равна стоимости ценной бумаги. И это будет выглядеть примерно вот так. Такая прямая. Итак, скажем, если стоимость ценной бумаги в конечном итоге составляет $30, то конечная стоимость моих инвестиций тоже будет составлять $30. Это сценарий, при котором я просто напрямую покупаю определенный актив. Если стоимость ценной бумаги в конечном итоге оказывается равной нулю, то стоимость моих инвестиций тоже будет равна нулю. Если же стоимость актива в конечном итоге составит $60, то такова же будет и стоимость моих инвестиций. Это стоимость моих инвестиций. Не слишком сложно. Но в прошлом ролике мы увидели, что если мы разыграем этот сценарий, при котором я откладываю $25,50, а в рискованное дело вкладываю всего 4,50, то при стоимости ценной бумаги менее 25,50 держатели акций просто разоряются. Мои 4,50 просто пропадут. Но у меня все еще будут отложенные мной 25,50 наличными. Итак, мои потери по сути дела ограничиваются $4,50, т.е. капиталом, который я вложил в рискованное дело. Итак, наш график дохода будет выглядеть вот так. В сценарии с прибылью, с моими инвестициями в размере $4,50, я могу получить всю возможную прибыль, а мои потери по сути дела составят не более $4,50. В зависимости от того, что произойдет с ценной бумагой, я останусь со своими $25,50. Итак, в наихудшем случае я действительно потеряю лишь $4,50, при условии, что изначальная цена, которую я заплатил за ценную бумагу, составляет $30. Такими будут мои потери. А вот, соответственно, моя прибыль. А теперь давайте посмотрим, что было бы, если бы Плана Гейтнера не было, и если бы мы могли получить аналогичный доход при помощи традиционных ценных бумаг. И если мы сможем сделать это, то мы можем попробовать оценить эти традиционные ценные бумаги, и на этом основании получим хорошее представление о субсидиях или о том, что дает нам государство. Итак, вместо Плана Гейтнера мы, допустим, вложили средства напрямую в ценные бумаги. Допустим, мы вкладываем средства в ценные бумаги стоимостью $30. И при этом также покупаем страховой контракт. Итак, мы получаем ценные бумаги за $30. А затем мы также покупаем опцион на продажу. Это, конечно, прозвучит странно, но это будет страховой контракт на ценную бумагу. Итак, мы покупаем опцион на продажу. Это контракт, в котором говорится, что у нас есть право продажи. Мы имеем право продать нашу ценную бумагу за $25,50. Но мы не должны продавать нашу ценную бумагу за $25,50. Допустим, ее конечная цена составит $60. Теперь мы можем просто взять наш контракт на продажу и порвать его. Он не имеет никакой ценности. Нам он не нужен. Нам не нужна страховка. Ведь наш дом не сгорел, так? Но, допустим, мы будем вот здесь. Мы купили проблемный актив, он не имеет никакой ценности. А затем у нас появляется вот этот контракт. Мы заключили контракт с кем-то, кто сказал, что согласился купить этот актив для нас по цене от 25,50, так? У нас есть право продать его им за 25,50. И тут мы прибегнем к такому термину, как цена исполнения опциона на продажу. И как же теперь будет выглядеть наш график дохода? Так, у меня есть ценная бумага. При реализации всех сценариев, в соответствии с которыми ценная бумага стоит больше 25,50, мой доход будет выглядеть вот так. А каков же будет мой доход вот в этих сценариях? Если стоимость ценной бумаги в конечном итоге составит менее 25,50, то, согласно рыночным показателям, покупатели готовы будут заплатить за мою ценную бумагу, скажем, $12. Но у меня есть контракт, заключенный с кем-то, кто говорит, что готов заплатить за нее $25,50. Итак, в любом из этих сценариев я просто использую свой опцион на продажу и просто продам ее вот этому субъекту за $25,50. Итак, в любом из этих пессимистических сценариев я все равно буду иметь 25,50, потому что у меня есть вот этот опцион на продажу. Итак, как вы видите, данный график дохода идентичен тому, что государство дает нам. Итак, в рамках всей этой структуры, данного государственно-частного партнерства, государство по сути дела предоставляет нам опцион на продажу с ценой исполнения, равной 25,50. И, соответственно, чтобы рассчитать, каков будет размер субсидии, мы должны просто рассчитать, каков будет опцион на продажу с ценой исполнения, равной 25,50. На самом деле, вычислить все это не так уж и легко, потому что при этом нужно учитывать волатильность ценных бумаг и их дивидендов. В общем, кое-кто получил за это Нобелевскую премию. Но это известная проблема. Теперь мы должны немного обратиться к теории. На практике очень многие учитывают, какой доход приносят рассматриваемые опционы, а затем вычисляют, какова будет предполагаемая волатильность. И это весьма существенное предположение. Но я просто немного полазил по интернету. И нашел сайт под названием math.columbia.edu. И вот еще тут значок тильды ~smirnoff\options13.html. На этом сайте располагается калькулятор для расчета опционов. Этот сайт сделал кто-то, кто, вероятно, учится или преподает в Колумбийском университете и знает, как рассчитывать опционы с использованием JavaScript. Полученные показатели выглядят вполне правдоподобно. Но допустим, что ценная бумага в нашем случае стоит $30. Цена исполнения составляет $25,50. Давайте немного развернем наше объяснение. Процентная ставка. Это у нас безрисковая процентная ставка. Также это может быть процент по долгу. Когда как. Но эта ставка весьма невелика. Прямо сейчас процент низок. Скажем, 2%. Мы покупаем эти проблемные активы, которые по сути дела приносят довольно высокий доход. И если вы покупаете активы по $0,30 за доллар, то ваш доход будет составлять примерно 30%. Но вы можете немного поиграть с этими предположениями. Я пытаюсь рассмотреть это с наиболее благоприятной точки зрения, чтобы увидеть, каков может быть размер субсидии. И, может быть, мы увеличим свою прибыль. Вы можете сами поиграть с этими показателями. Волатильность за год. Полагаю, 30% – это вполне реалистично. В течение определенного года стоимость нашего актива может меняться на 30%. Далее идет время до истечения. Мы имеем дело с долгосрочными активами. Средний срок платежа для многих ипотечных активов составляет примерно 10 лет. Итак, вместо 365 дней возьмем 10 лет. 3650 дней. И произведем расчет. Отлично. И нас должен заботить американский опцион. В последующих роликах я расскажу о разнице между европейским и американским опционом на продажу. Но пока достаточно упомянуть о том, что американский опцион вы можете использовать по сути дела в любое угодное вам время. Тогда как у европейского опциона есть четкая дата использования. Но при использовании американского опциона стоимость вот этого, с учетом наших предположений, будет составлять примерно 19,50. Итак, это довольно большая субсидия. И, конечно, показатели весьма значительно меняются в зависимости от того, какой доход мы получаем с ценной бумаги. И мы рассчитываем это. Так, вот здесь будет немного поменьше. Впрочем, вне зависимости от того, как вы играете с предположениями, вы получите цифру примерно в диапазоне от $15 до $20. Итак, наш калькулятор опционов показывает правильную цену или теоретическую цену чего-то вроде опциона на продажу вот такой ценной бумаги, с волатильностью в размере 30%, которая может приносить доход в размере 30%, потому что дивиденды с нее довольно велики. Люди вносят свои ипотечные платежи. Мы говорим о стоимости данного опциона, если вы должны покупать его на рынке. Это наш диапазон. Вероятно, от $15 до $20. Итак, рационально действующий инвестор, который может заплатить от $15 до $20 за рассматриваемый опцион; сколько он готов будет заплатить за ценную бумагу плюс опцион? Этот же рационально действующий инвестор раньше был готов заплатить за ценную бумагу $30. Теперь же он получает ценную бумагу и опцион. Итак, если бы он должен был купить опцион самостоятельно, он бы должен был заплатить от $15 до $20. Таким образом, в теории он был бы готов заплатить до $30 плюс стоимость опциона. Итак, наш инвестор был готов заплатить от $45 до $50. Теперь я хочу, чтобы вы уяснили это очень четко. Если инвестор с этим опционом в конечном итоге заплатит, скажем, $50, то кто получит от этого выгоду? Если частный инвестор вот здесь в конечном итоге платит $50 за ценную бумагу, потому что государство по сути дела дает ему бесплатный опцион… если он платит $50, он на самом деле платит за то, что дает ему государство. Он платит за опцион. Итак, реальную выгоду получает тот, кто продает проблемные активы, т.е. банки, которые, как я стараюсь показать, вероятно, являются неплатежеспособными. Итак, частные инвесторы не получат субсидии. Их получат банки. Только если частный инвестор платит ту же цену, что уже заплатил, т.е. $30. И банк готов продать актив за $30. Вот в таком случае вы можете сказать, что субсидию получит частный инвестор. Но это пока голословное утверждение. Мы говорили о том, что предлагаемая цена на рынке прямо сейчас (т.е. то, что люди готовы платить) составляет $30. Так как банки по сути дела не могут продать рассматриваемые активы дешевле, потому что если бы они сделали это, то всем бы стало известно, что они являются банкротами. Предложение – $60. Даже если учитывать тот опцион, который предоставляет им государство, и даже если бы данный инвестор был готов заплатить полную цену опциона, то мы понимаем, что, вероятно, эта сумма составляла бы до $45 или 50. А в подобном случае частный инвестор действительно не получает никакого дохода ото всей сделки. И даже в подобном случае мы этого не достигнем. При этом очевидно, что если частный инвестор платит только $30, то у нас не будет никаких отличий от уже имеющейся ситуации. Здесь можно вспомнить наш второй ролик о Плане Гейтнера. Если даже с рассматриваемым опционом рационально действующий инвестор готов заплатить, вероятно, до $40 или 50, то как может работать анализируемый нами план? Да, он работать не будет. Потому что рационально действующий инвестор не будет платить за магическое число, которое нужно банкам для обеспечения своей платежеспособности. Или же сценарий, который я описал во втором ролике про План Гейтнера будет реализован там, где банки обладают подобным мощным стимулом для покупки рассматриваемых активов для себя. Они просто создают подставные фонды хеджирования. И, возможно, я сделаю еще несколько роликов про все способы, которые могут быть использованы для этого. Банки очень хорошо разбираются в этом. В создании всяких внебалансовых организаций, находящихся под их контролем. И эти организации начинают сотрудничать с государством и покупать активы. Итак, когда мы видим, что данная программа начинает реализовываться, если мы видим, что предлагаемая цена превышает $60... Если мы видим, что предлагаемая цена составляет $0,70 или $0,80 на доллар, то она действительно предлагается самими банками. Потому что даже с опционом на продажу не существует никакого рационального обоснования тому, почему рационально действующий инвестор должен платить больше $40 или $50. И здесь можно вспомнить связанный с ликвидностью аргумент, приведенный Гейтнером – о том, что государство дает не просто субсидии. Это еще и покупательная способность. Скажем, прямо сейчас у вас есть все эти разоренные продавцы и нет достаточного количества покупателей или денег. И путем использования определенных рычагов вы увеличиваете покупательную способность. В следующем ролике я постараюсь разобрать этот вопрос. Если это действительно та проблема, которую хочет решить Гейтнер, то для ее решения существует способ получше, чем государственно-частное партнерство. И разрешение банкам по сути дела устанавливать цены. Вы либо разрешаете банкам устанавливать цены, что будет представлять собой прямую передачу средств налогоплательщиков банкам, допустившим ошибки, или же вы предоставляете опцион на продажу с неплохой ценой ряду фондов хеджирования и инвесторам. При этом у вас нет никаких причин передавать деньги налогоплательщиков фондам хеджирования. В следующем ролике я обращусь к рассмотрению данного вопроса. Пока же, надеюсь, вы получили достаточное представление о том, что конкретно делает наше государство и как это можно оценить. До встречи. Subtitles by the Amara.org community