If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:14:29

Транскрипция к видео

В нашем последнем видео мы закончили рассказ о втором раунде финансирования. Мы снова рассмотрели наши активы. Мы провели очередной раунд венчурного финансирования. Мы привлекли еще 10 миллионов долларов, которые пойдут на поддержание вебсайта, маркетинг и наём инженеров и других сотрудников. Для этого мы продали 1 миллион акций. Мы продавали их по 10 долларов за штуку. Таким образом, наша компания до привлечения средств оценивалась в 30 миллионов долларов, а теперь она стоит 40 миллионов. 40 миллионов. Это стоимость наших активов. Хотя, например, оценка стоимости сайта довольно субъективна. Мне пришел вопрос от зрителей, как оценить подобный актив? Это объемная тема для следующей серии видео. Я подробно ее рассмотрю. И я сделаю целую серию видео, про оценку. Но до этого нужно разобраться в структуре капитала и в общих правилах функционирования рынков. Этим мы и занимаемся. Но в любом случае после того, как вы привлекли 10 миллионов -- у вас было 30 миллионов, а после получения инвестиций стало 40 миллионов. Для этого мы только дополнительно выпустили 1 миллион акций. Итак, сначала у нас было 3 миллиона акций, а теперь у нас 4 миллиона. Нарисуем схему балансового отчета. У нас был 1 миллион долларов, и мы привлекли дополнительно 10 миллионов. В левой части отчета у нас указано, что у нас есть 11 миллионов долларов наличности... 11 миллионов долларов наличности, также у нас есть сайт и интеллектуальная собственность. Возможно, у нас есть патенты. В общем, это активы компании. Эту часть можно назвать «неденежные активы». А здесь – денежные средства. Некоторые из них могут быть нематериальными, например, бренд. Или, возможно, мы приобрели какие-то активы. Мы посвятим больше видео механизмам приобретения и поглощения. Но идея понятна. Это все остальные активы компании. Что касается части капитала, у нас нет обязательств, и в этом случае активы равны акционерному капиталу. В этом уравнении в части капитала у нас только 4 миллиона акций. 1/4 получил покупатель второго раунда, 1/4 получил покупатель третьего раунда. Он купил 1 миллион акций, по 7,5 долларов за акцию. Затем 1 миллион акций – доля бизнес-ангела, думаю, это было по 5 долларов за акцию. Оставшаяся доля – моя и моих партнеров, мы поделили между собой этот первый миллион акций. Можно нарисовать отдельно мою долю, 200 000 акций. И мы можем продолжать. Мы можем провести третий и четвертый раунд привлечения венчурных инвестиций. Допустим, продажей носков через интернет заинтересовались и другие компании. Мы понимаем, что конкуренция сильно повышается. И мы хотим бросить конкурентам вызов и обеспечить доминирование нашей компании на рынке. Мы понимаем, что компания, которая быстрее получит наибольшую долю рынка, станет новым Amazon.com, а все остальные будут простыми статистами и не удержатся в бизнесе. В этой ситуации объем имеет значение. Поэтому мы не хотим тратить время на множество мелких предложений по 10, 20 миллионов долларов. Время повышать ставки. И мы думаем так. Мы проводим масштабное расширение нашей компании, мы хотим диктовать рынку свои условия. А для этого нам нужно много денег. Скажем, мы хотим привлечь 50 миллионов долларов инвестиций на развитие бизнеса и агрессивный маркетинг. Все это происходит, допустим, в 1999 году. Рынок ценных бумаг стремительно развивается. И мы решаем, что хотим провести IPO, первичное публичное предложение. Мы получаем два преимущества. Во-первых, мы сможем привлечь большую сумму денег для компании, например, на строительство оптовой базы или на маркетинг, как я говорил. Второе преимущество, возможно, не обсуждается открыто на собраниях совета директоров, но все эти люди являются держателями акций. У меня 200 000 акций. У этого бизнес-ангела миллион акций. Но с этими акциями мы можем сделать немногое. Возможно, бизнес-ангел после развода вынужден платить крупные алименты, и ему сейчас не хватает денег. А он не может сделать ничего с этими акциями. То же самое с венчурными фондами. Они зависят от своих инвесторов. И эти венчурные фонды могут сказать: Мы купили эти акции по 7,50 долларов за штуку, а потом они продавались уже по 10 долларов, так что мы уже заработали 33%. Но инвесторов это не очень воодушевляет, потому что у них на руках только акции, но не наличные деньги. Пока мы не получим 10 долларов на руки, мы не можем утверждать, что они действительно стоят 10 долларов – пока мы не обменяем их на наличные деньги. После первичного публичного размещения все бумаги, которые принадлежат нашим игрокам, становятся ликвидными. То есть все держатели акций могут их обменять, в том числе и я. Если они захотят, они могут продать свою долю и получить взамен наличные деньги. Как устроена эта система? Я иду в инвестиционный банк – хотя все они сейчас стали коммерческими. Но наша история происходит до кризиса 2008 года. Я обращаюсь в инвестиционный банк – или, скорее, банкиры обращаются ко мне: вы можете привлечь большую сумму через публичный рынок. Почему бы вам не провести первичное публичное предложение, IPO? И сейчас вы поймете, почему они так заинтересованы в этом. Мы соглашаемся. Мы можем привлечь крупную сумму. Кроме того, о нас будут говорить в СМИ, а это тоже маркетинг. Мы соглашаемся, а банкиры начинают работу. В банке есть ведущий андеррайтер. Именно он отвечает за все правовые вопросы. Банкиры подают в Комиссию по ценным бумагам и биржам документы с описанием компании. Они также занимаются построением моделей, прогнозов и т.д. Они также привлекут другие стороны, другие банки. Кроме того, они сформируют консорциум. Консорциум – это группа банков, ведущих совместную работу над крупной операцией, которую они бы не смогли провести в одиночку. Так они разделяют риск. Таким образом, банки берут на себя основную работу, в дополнение к урегулированию правовых аспектов. Они оценивают компанию и потом обращаются ко всем своим клиентам. То есть ко всем тем, кто проводит операции через банк всем организациям-клиентам, всем фондам хеджирования, у которых есть активные специальные брокерские счета в этих банках. Такие счета существуют для проведения крупных транзакций. Они позволяют осуществлять операции на сотни миллионов долларов, то есть гораздо более крупные чем те, для которых вы используете, например, свой онлайн-аккаунт. Банк им сообщает, что работает над IPO для магазина socks.com. Он говорит, что исходя из построенных моделей объем целевого рынка составляет 5 миллиардов долларов. Банк считает, что компания в своем нынешнем виде стоит не меньше 100 миллионов долларов. Итак, еще раз. Хотя сейчас мы разбираем новую тему, до этого момента все, что мы обсуждали, можно назвать частным предложением. Или, в некотором роде, частным размещением. Речь шла о продажах частного акционерного капитала. Безусловно, это понятие встречается часто. Собственно, частный капитал – это и есть венчурный капитал. Хотя обычно, когда люди говорят о частном акционерном капитале, они не имеют в виду венчурный капитал. Я сделаю отдельное видео про это. Но, по сути, венчурный капитал – это частный капитал. Потому, что акции, которые вы продаете, нельзя купить на публичной бирже, например, на Нью-Йоркской, на NASDAQ или на какой-либо еще. Итак, возвращаемся к нашим делам. Эти банки обращаются к своим клиентам и говорят, что есть новое интересное предложение. Таким образом они изучают настроения. Они общаются с клиентами, между собой и таким образом определяют, каким будет спрос. Они готовят предложение по будущей цене акций, предлагая, как правило, наивысшую цену, поскольку очевидно, что компания хочет продать акции как можно дороже. Но они не хотят, чтобы цена была настолько высока, что продажа акций окажется невыгодной. В идеале IPO должно выглядеть примерно так. Это первый день торгов, а это назначенная вами цена. Большинство банков хотят, чтобы она выглядела так, поскольку публика заинтересована, проведением очередного IPO. А если цены на эти акции упадут, потенциальные покупатели вообще потеряют интерес к IPO. А затем упадет доверие к компании. Я выпущу об этом отдельное видео. Итак, как устроен механизм IPO? Вы хотите привлечь 50 миллионов долларов, это можно сделать несколькими способами. Мы хотим выпустить еще – думаю, как бы вам лучше объяснить – выпустить 10 миллионов акций. На рисунке не показаны пропорции. Скажем, мы хотим выпустить еще 10 миллионов акций – этот столбец должен быть намного выше, потому что тут, для сравнения, 4 миллиона. Мы хотим выпустить еще 10 миллионов акций, сколько мы за них получим? Банкиры обсуждают это с рынком и друг с другом. Они озвучивают оценочную сумму, немного меньше, чем реальная стоимость. Но мы думаем, что рынком будет востребованы акции компании, которая сейчас стоит, скажем, 80 миллионов долларов. Что значит, что перед привлечением инвестиций у нас 80 миллионов долларов и 4 миллиона акций. Таким образом, они назначают цену в 20 долларов за акцию. А если бы мы выпустили еще 10 миллионов акций по 20 долларов за акцию, мы бы привлекли 200 миллионов. Для простоты счета скажем, что мы хотим привлечь как раз 200 миллионов долларов. Наш совет директоров выпустит эти новые акции. А затем тот самый банковский консорциум во главе с ведущим андеррайтером продаст их своим клиентам-брокерам. В основном, организациям, но это также могут быть просто состоятельные люди. Если это IPO не самой популярной компании, возможно, простые люди тоже могут получить предложение. И банки продают их всем своим клиентам. Вы спросите, зачем они этим занимаются? Зачем они проводят всю эту работу, помогая компании привлечь 200 миллионов долларов? Они берут на себя всю непростую юридическую работу, и над этим всем работает команда человек из 10. Они строят модели, на что может уйти 2 или 3 месяца. Это огромная работа, и что они получают взамен? Вообще-то они получают комиссию. И эта комиссия традиционно составляет 7% от объема предложения. Теперь вы понимаете, почему на рынке, который позволяет проводить такие операции, нужно платить комиссию инвестиционному банкиру. 7% от 200 миллионов долларов – на самом деле, подготовка предложения на 200 миллионов ненамного сложнее, чем подготовка предложения на 20 миллионов, если вообще сложнее. Но 7% от 200 миллионов долларов – это 14 миллионов. На самом деле, компания не увидит этих 200 миллионов. Они получат на 14 миллионов меньше. Им достанется 186 миллионов. А банкиры разделят между собой 14 миллионов. Это плата за два месяца работы для десятка сотрудников. Вы можете себе представить – хотя, конечно, весь банк целиком поддерживает этот процесс – не каждому по силам такая работа. Для этого нужно то, что называется каналами розничного сбыта. Вам нужен канал, по которому можно пустить эти акции, чтобы продать эти 10 миллионов акций. Как видите, это довольно прибыльное дело. Вот что такое IPO, первичное публичное предложение. Компания начинает продавать акции публике, а не частным инвесторам в частном порядке. Обычно при первичном публичном предложении, хотя и не всегда, компания продает меньше акций, чем она хотела бы. Обычно она блокируется на какое-то время, поскольку моментальная продажа акций инсайдерами, основателями компании, производит неблагоприятное впечатление. Но 6 месяцев спустя я как основатель могу продать свои акции. Если я захочу продать малую долю, я, наверное, пойду на биржу NASDAQ. В любой момент времени у акций есть конкретная цена публичной продажи, и я точно знаю, сколько стоит моя доля. Это важный момент. Зачастую, когда люди покупают акции, они считают, что инвестировали в компанию. И в каком-то смысле это так. Обыкновенно, когда вы покупаете акции на бирже, например, на Нью-Йоркской фондовой бирже, вам продает их кто-то еще. Вы покупаете акции не напрямую у компании. То есть когда вы платите 100 долларов за акции IBM, – больше нет свободного места, поэтому я не рисую, сейчас сотру. И у меня закончилось время. Но я думаю, это не важно. Когда вы покупаете акции у третьего лица – например, я даю 100 долларов и получаю акционерный сертификат IBM, в большинстве случаев, если я захочу это сделать сейчас – вот это я, с усами – я получаю его от какого-то другого человека. Возможно, он рад, потому что получает 100 долларов. Он в цилиндре. Вот так происходит на фондовой бирже каждый день. Когда я это покупаю, я не непосредственно инвестирую в IBM. Я просто покупаю за деньги – я покупаю эту акцию у предыдущего владельца, такого же как я. Мы просто обмениваемся имуществом. При IPO, если я становлюсь одном из инвесторов – вот это я, мои 100 долларов – представим, что мы рассматриваем случай socks.com. Допустим, это тикер, т.е. символ компании, SOCK. В этом случае деньги на самом деле уходят компании. В этом случае они уходят на развитие веб-сайта. Несомненно, инвестиционный банк получает свои 7%. Итак, если вы действительно покупаете акции при IPO, вы инвестируете в компанию. Как если бы вы были венчурным фондом. Вы в самом деле осуществляете инвестиции. Ваши деньги пойдут на наём персонала, строительство фабрик, запуск веб-сайта и маркетинг. А в этом случае вы просто торгуете акциями на вторичном рынке. От продаж с вторичного рынка компании денег не получают. Деньги получает акционер, который владел акциями перед вами. К сожалению, наше время давно вышло. До встречи в следующем видео. Subtitles by the Amara.org community