If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:11:07

Транскрипция к видео

В прошлом видео я упоминал, что меня попросили сделать прогнозы на 2060 год. Поскольку в прошлый раз я говорил об обучении, и очевидно, сейчас я тоже им занимаюсь, то выскажу свои мнения о нём. Но вообще, я попробую сделать обобщенные выводы, насколько это возможно, и мой единственный верный прогноз будет такой — предсказать реальность 2060 года у меня не получится. Скорее всего, я совершенно не замечу действительно важных и больших вещей. Можно. Но вообще это интересно. Так что попробуем. Во-первых, обратим внимание на область медицины. В частности, я полагаю, что будет достигнуто ощутимое увеличение продолжительности жизни. По консервативной оценке, средняя продолжительность жизни, особенно в развитых странах — хотелось бы думать, что к 2060 году большая часть мира будет развитой — итак, средняя продолжительность жизни превысит 100 лет. Я не берусь судить, хорошо это будет или плохо. Есть доводы и за, и против, и разные мнения о том, как это повлияет на население Земли. Но в случае, если большая часть мира будет развитой и образованной, рост населения, скорее всего, снизится, и в мире найдётся место для большего количества пожилых людей. Я полагаю, что вероятность этого очень высока, поскольку мы начинаем понимать молекулярные механизмы старения. Нет конкретной причины, вызывающей смерть от износа в возрасте 70, или 80, или 90 лет, и мы начинаем расшифровывать механизмы, возможно, сумеем улучшить самовосстановление организма или дополнить его. Так что я уверен в этом — не берусь судить, к лучшему или к худшему, но вероятность этого высока. Следующее, связанное с предыдущим — тоже из области биологии — достижение тесной интеграции между цифровыми и биотехнологиями. Запишу это. Ещё раз, не собираюсь выносить суждения, хорошо это или плохо, но интеграция цифровых и биологических технологий выглядит обоснованным продолжением нынешнего направления развития. Функциональность портативных устройств все возрастает, представьте, что экран больше не у вас в руке, а проецируется на сетчатку глаза каким-то крохотным устройством. Или же, как предел интеграции — прямое соединение мозга с возможностью доступа к цифровой памяти через некий биоэлектронный интерфейс. Я верю, что это случится, это важное достижение, которое уже начинает преобразовывать многие привычные технологии. Оно действительно изменит личное человеческое мироощущение. Мы уже видим, как люди проводят время в виртуальной реальности, в затягивающих играх или в соц. сетях. Что будет, если они действительно получат возможность подключаться, используя вместо телефона сам мозг? Я не знаю. И не берусь судить, хорошо это или плохо. Но эта тенденция, похоже, сохранится в ближайшие 50 лет. Если говорить о более глубокой интеграции между цифровым и живым, для достижения этой цели потребуется подойти с обеих сторон, и мы делаем большие успехи, опять-таки, не судя о том, хорошо это или плохо, просто экстраполируя наблюдаемое. Мы достигаем все больших успехов в анализе генома, в создании препаратов направленного действия, в возможности модифицировать ДНК. На некотором уровне будет, таким образом, достигнута возможность манипулировать живыми существами. Что нельзя не назвать тревожным — тревожным или восхитительным в зависимости от результатов. Если состоится расширение человеческого разума, представьте себе, какого общественного прогресса можно было бы достичь, как изменилось бы общество, если человек смог бы стать умнее. Как человек с естественным ограниченным разумом, я представить себе такого не могу. Очевидно, чем больше будет усилен разум, тем больше он сможет постичь в деле дальнейшего усиления разума, продления жизни и углубления биологически-цифровой интеграции. Итак, это то, тенденции к чему я вижу, как это будет развиваться, покажет время, хотелось бы надеяться на позитивные и полезные людям достижения, а не порабощающую киборгизацию, как её показывают в кино. Другая тенденция, о которой я вспомнил, когда начал записывать это видео — некоторые аспекты международных отношений, которые мы сейчас воспринимаем как обычные. Для начала, существует такое понятие, как национальное государство. Понятия нации и государства в повседневной речи могут иметь схожее значение, но формально это разные вещи, поэтому используется такой термин, как национальное государство. Вы можете спросить, а какое ещё государство бывает, государство государственное? Разница между нацией и государством в том, что нация — это общность людей, связанных некоторой сущностью, будь то язык, культура или система ценностей. Это некая общая принадлежность. Она обычна привязана к географической территории, но это не обязательно. Это может быть религия или что угодно ещё. Вот что такое нация. Государство же — это формальная структура управления, которая принимает законы и обладает средствами для поддержания функционирования общества. Большинство людей сейчас живет в национальных государствах, сочетающих общность и формальные институты. Очень чистым примером национального государства может служить, например, Япония, которая этнически, культурно религиозно и т. д. очень однородна, управляется людьми из той же самой группы. В такой стране, как США, этническое происхождение, религия и т. п. сильно разнятся для значительного количества граждан, но объединяющий фактор, ценности, общая история или некое мировоззрение существует независимо от них. Очевидно, присутствует формальная государственная структура. Что я бы хотел сказать в рамках прогноза — не имею ни малейшего понятия о том, как это будет и к чему приведет — но наблюдая такие процессы, как ближневосточные революции, ставшие возможными потому, что люди получили возможность связи, минуя традиционные средства массовой информации. Я думаю, это поднимает интересные вопросы по поводу будущего национальных государств, особенно тех, которые обеспечивают поддержание власти путем ограничения доступа к информации. И всё это ожидают, я полагаю весьма драматичные перемены, с ростом интеграции между людьми, международной коммуникации, когда люди будут все больше понимать, как мало они отличаются от своих соседей. Ещё одно наблюдение — само понятие демократии может измениться, не берусь сказать в какую сторону, но все существующие представительские демократии в нынешнем мире привязаны к географическим территориям. Они привязаны к странам, поскольку крупные представительские демократии возникли на основе принципа территориального представительства, когда каждый регион, область и т. п. отправляет представителей с полномочиями принимать законы и формировать национальное правительство. Но с возможностью мгновенной связи между людьми становится возможной представительская демократия других видов, а, возможно, и более прямое народное правление. Кто знает, как изменится общественная жизнь благодаря технологиям связи и обработки информации. Ещё одно соображение об изменении отношений между национальными государствами, очень вероятном, когда дело доходит до войны. Эта тенденция уже наблюдается. Я считаю, что развитые страны будут сокращать участие людей в боевых действиях. Что, в зависимости от точки зрения, может быть хорошо или ужасно. Дистанционная роботизированная война, основы которой уже можно наблюдать в виде беспилотников, саперных роботов и тому подобных новинок. Боевые роботы даже не должны быть крупными, сейчас уже ведется проект под эгидой DARPA по разработке роботов-насекомых, способных нести функцию разведки, но нетрудно вообразить, что и они могут быть со временем вооружены и смогут выводить из строя людей. Внезапно, оказывается, что на линии фронта нет солдат. Значит, можно надеяться на снижение военных потерь. С другой стороны, страшно то, что не рискуя людьми, страны будут проще развязывать войны, особенно развитые, не считая такую войну серьёзной. Такая война может оказаться привычным и необременительным делом, что создаст колоссальный разрыв между развитыми и развивающимися странами. Зачатки этого можно уже наблюдать. Развитые страны могут выставлять на войну меньше солдат. И они обладают капиталом, способным обеспечить производство боевых роботов, и научной базой для их разработки, в то время как развивающиеся страны не располагают ничем, кроме людей, их потери будут многократно больше. Интересный вопрос — и никто не берется предсказать, что будет на него ответом, к лучшему или к худшему это в долгосрочной перспективе. Также, полагаю, будет расширяться применение нелетальных видов вооружений, что создает подобную дилемму — если существует оружие, способное не убить цель, а вывести из строя иначе, например, парализовав, как фазеры в классическом «Стар Треке», то, боюсь, это снизит порог применения оружия. Для управления, подавления и контроля своих или чужих граждан государство, при возможности парализовать, или иначе контролировать людей без смертельных последствий сможет этим воспользоваться, что мне кажется страшным. Вот мои прогнозы, не берусь сказать к лучшему или худшему, на следующие 50 лет. Это то, о чём я сегодня задумался, скорее всего, на основе прочитанной научной фантастики или чего-то подобного. Но я не могу настаивать на том, что какие-то из моих прогнозов сбудутся, или что я достоверно описал, к чему они приведут. Это не более чем попытка экстраполяции тенденций, которые мы наблюдаем сейчас. Subtitles by the Amara.org community