If you're seeing this message, it means we're having trouble loading external resources on our website.

Если вы используете веб-фильтр, пожалуйста, убедитесь, что домены *.kastatic.org и *.kasandbox.org разблокированы.

Основное содержание
Текущее время:0:00Общая продолжительность:13:18

Транскрипция к видео

Сегодня мы поговорим о резьбе по камню, которую, как мне кажется, очень сложно представить без тяжёлой работы инструментом, а также о процессе добычи камня из карьера. Это один из мраморных карьеров в Карраре, Италия, где добыта большая часть лучшего скульптурного мрамора, особенно в эпоху Ренессанса. Здесь до сих пор можно наблюдать добычу мрамора. Не отсюда ли Микеланджело получал мрамор для своих скульптур? Верно, именно здешний мрамор нравился Микеланджело из-за его чистоты и белизны. Вы видите, что сегодня для добычи мрамора используются различные установки и электроинструменты, бульдозеры, но в те времена начинали с того, что отсекали блоки мрамора от каменных массивов в горах. Делали это, проделывая трещины там, откуда хотели получить кусок камня. Затем в трещины вставлялись деревянные клинья, которые смачивали водой. Вода заставляла дерево расширяться, тем самым создавалось усилие, чтобы расколоть мрамор. Так отделялись большие блоки камня. Дело в том, что деревянный колышек, вставленный в трещину и пропитанный водой, заставляет трещину увеличиваться. Верно. В линию ставились целые ряды таких колышков, что позволяло получать длинные трещины и отделять большие глыбы. А затем отсоединять блоки от скал и придавать им форму. Первые шаги по приданию формы делались иногда прямо в карьере, чтобы не перевозить лишнюю тяжесть, ведь мраморные блоки очень трудно передвигать. Их можно обтесать, придать им более правильную форму, а затем уже перевозить. Поэтому иногда скульпторы вроде Микеланджело приступали к работе в карьере или в городе, где находился карьер. А перевозили эти блоки по реке? Верно, их обычно старались перевозить на лодках, по рекам и каналам, так как каменные глыбы были очень тяжелые, и так с ними было проще управляться, чем на суше. А теперь поговорим о процессе добычи мрамора и инструментах, которые могли использоваться в ходе работы. Как уже было сказано, первым шагом было отделение блока от горы. А следующим — придание ему общей формы, более близкой к скульптуре, которую из него будут вырезать. Вот инструменты, которые для этого используются. Это современные инструменты, однако они почти такие же, как те, которые использовались в эпоху Ренессанса. Первый этап, как я уже сказал, заключался в получении общей формы фигуры, для этого применялся инструмент, похожий на огромную зубочистку, — скарпель. Вот этот. Его можно использовать с большой киянкой или молотом. Всё, что нужно делать, — срезать лишний мрамор, который не собираешься использовать. Просто придать глыбе общую форму скульптуры. А что случится, если от неосторожного удара глыба треснет, и от неё отвалится слишком большой кусок? Тогда, наверное, придётся начать заново. Это будет плохо! Точно. Когда работаешь с мрамором, обратного пути нет, так как это редуктивный процесс. Поэтому в данном случае действительно требуется очень большая осторожность. Как я уже говорил, всё начинается с придания блоку общей формы, а затем, когда уже получена общая форма фигуры, или другого предмета, который вырезается, пора переходить к этим зубилам. Видите, на них есть зубцы. Начинается всё с самых больших, а затем используются инструменты меньшего размера, в том числе небольшой молоток, который даёт возможность лучше контролировать процесс, чтобы отточить детали вашей фигуры. Чем больше деталей вы вырезаете, тем меньше становится размер зубил, который используется. Это хороший образец того, как это выглядит. Раз уж мы заговорили о Микеланджело, можем использовать этот пример. Это незаконченная скульптура Микеланджело «Просыпающийся раб». Одна из фигур, которые планировалось установить на могиле папы Юлия Второго. Она относится примерно к 1530 году. Здесь вы видите блок, из которого вырезана фигура, а также можете довольно подробно разглядеть большую площадь грубо обработанной поверхности, которая её окружает. Это то, что Микеланджело только начал срубать с помощью скарпеля и молота. Вот эти отметины здесь нанесены не зубилом для тонкой работы, Микеланджело просто срубает лишний мрамор, потому что хочет его убрать. Наверное, у Микеланджело были развитые мышцы и сильные руки. Верно, очень сильные. Иначе такую работу не выполнишь. Теперь обратим внимание на то, чем интересно это изображение. Если присмотреться к деталям, например, в области левой руки фигуры (в правой части изображения), можно увидеть, что скульптор перешёл на одно из этих тонких зубил, потому что теперь он не просто пытается избавиться от мрамора, а старается придать ему форму. Посмотрев на грудь фигуры, вы увидите отметины от зубцов, но они немного мельче, потому что здесь больше деталей, и скульптор переключается на зубило с более мелкими зубцами. Вот крупный план лица, и опять нам хорошо видны следы от зубила, о которых мы говорили минуту назад. Вот следы, оставленные скарпелем, когда Микеланджело просто избавлялся от лишнего мрамора. А здесь поверхность как будто поцарапана вилкой. Это участки, которые он обработал зубилом, чтобы придать фигуре форму. Это напомнило мне высказывание Леонардо, что скульптура ниже живописи, потому что заставляет запачкаться с ног до головы. Да, ты потеешь, покрываешься пылью. Это очень трудоёмкий процесс по сравнению с живописью и требует гораздо больших физических усилий. И, конечно, блок мрамора стоит очень дорого. Верно. Когда мы говорим об использовании мрамора для создания скульптур, чтобы оценить стоимость конечного продукта, стоит отметить, что он стоит в десять раз дороже дерева. Я хочу снова обратить внимание на эту деталь. Потому что это важно для разговора о мраморе в целом. Эта незаконченная фигура для нас — своего рода окно, которое позволяет увидеть общий подход Микеланджело к скульптуре. Он говорил в своих статьях о том, как работать с мрамором, что смотрит на блок, только что полученный из карьера и не тронутый зубилом. И видит фигуру, заключённую внутри глыбы мрамора. И всё, что он делает, по его словам, — просто высвобождает из камня фигуру, которая там уже есть. Она уже существует в самом камне, и всё, что нужно сделать — это освободить её, убрать весь мрамор, который окружает её. Искать ответы, видеть фигуру, заключённую внутри… И этот пример хорошо иллюстрирует эту идею, в некотором роде эта незаконченная скульптура выглядит, словно фигура уже существует в мраморе, и всё, что делает скульптор, — лишь открывает её. Избавляется от этого мёртвого материала и освобождает живую фигуру. Верно. И, конечно, как мы уже говорили, это незаконченная фигура, незавершённая работа Микеланджело. И таких работ ещё много. Теперь, когда мы больше знаем о процессе работы над скульптурой, возникает вопрос, почему их оставляли незавершёнными. Работа над мрамором так сложна, занимает столько времени, а покровители скульпторов выдвигают так много разных требований. Но я считаю, это к лучшему, что у нас есть фигуры, находящиеся на самых разных этапах готовности. И мы можем видеть работу скульптора в процессе. Давайте перейдём к другой скульптуре. Это так называемая “TondaDonni”, созданная приблизительно в 1505 году. Здесь также можно видеть следы от разных зубил. Например, более грубые здесь, на груди, и более мелкие на лице, где намного больше деталей. Я хочу подчеркнуть, что когда скульптуры Микеланджело действительно были закончены, то есть подписаны и выставлены на обозрение публики, как знаменитая «Пьета» в Риме, созданная в 90-е годы 15 века, они были невероятно тщательно отполированы. На них не оставалось больше никаких следов от зубил. Потому что сначала скульптор переходит на мелкозубчатые зубила, предназначенные для более тонкой работы, а на последних этапах шлифует скульптуру и полирует её кожей, чтобы получить чистую, гладкую, ровную поверхность. Глядя на что-то подобное, трудно представить себе, что скульптура была вырезана с помощью ручных инструментов. Посмотрите на отблески ткани на голове девушки. Она выглядит прозрачной. Итак, существует два вида скульптуры. Первый — аддитивный, когда мы лепим из глины, воска или гипса. А это — редуктивный, когда убирается лишний материал. Да, верно. И рассмотренные нами примеры дают очень хорошее представление о том, как мы проходим путь от камня к завершённому произведению искусства.